CqQRcNeHAv

Миграционный кризис в Европе обернется катастрофой

В Венгрии из-за потока мигрантов отменили поезда, на границе между Францией и Англией возник целый город нелегалов, Германия признает свою беспомощность перед кризисом. 

Государственные структуры Евросоюза теряют контроль над обострившимся миграционным кризисом: буквально сотни тысяч нелегалов пытаются проникнуть на территорию стран ЕС, чтобы получить в них убежище.
По официальным данным Европейского агентства по охране границ Frontex, число нелегально прибывающих в Европу иммигрантов с января по июль текущего года возросло на 175% по сравнению с первой половиной прошлого года.

Миграционный кризис парализовал железнодорожное сообщение в Венгрии: главный вокзал Будапешта закрыт из-за небывалого наплыва мигрантов, поджидающих любой поезд, дабы продолжить путь в Австрию или Германию.
Министерство по социальным делам Баварии рапортует о том, что власти «больше не в силах справиться с проблемой» — только за последние сутки на территорию Германии, прежде всего в Баварию, прибыло рекордное число нелегалов — более двух тысяч человек.

Наибольшую нагрузку ощутили измученные кризисом страны Южной Европы, где возникли сразу две «горячие точки» миграционного кризиса: портовый городок Кале на севере Франции, ближе всего расположенный к берегам туманного Альбиона, и граница между Венгрией и Сербией. При помощи экспертов, знакомых с ситуацией не понаслышке, «Ридус» разбирался в причинах кризиса и его последствиях.

«Даже Каддафи смог договориться»: причины миграционного кризиса

На август текущего года в странах Южной Европы пришелся апофеоз активности иммигрантов с Ближнего Востока и Северной и Центральной Африки. Основной причиной миграционного кризиса является война на Ближнем Востоке, однако лидеры Евросоюза, в частности, Ангела Меркель и Дэвид Кэмерон, размышляя о кризисе, предпочитают не упоминать об этом.

«Они спорят о том, как размещать новых беженцев, каким образом их дистрибутировать между различными странами Евросоюза, чтобы все они не оседали в Германии, но о причинах — ни слова», — утверждает Станислав Бышок, политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO, недавно вернувшийся из портового городка Кале на Севере Франции, который стал пристанищем для тысяч нелегальных мигрантов из Африки и стран Ближнего Востока, жаждущих любыми способами проникнуть в Англию.

Европейские лидеры не говорят о своей вине в развязывании конфликтов на Ближнем Востоке и Северной Африке, хотя связь эта понятна и закономерна. К слову, у Муаммара Каддафи были договоренности с лидерами Евросоюза о том, что он сам охраняет свои границы и не пускает мигрантов как из Ливии, так и тех, кто идут через Ливию, чтобы они переплывали Средиземное море и оседали в Италии, создавая проблему. То есть даже с диктатором Каддафи были договоренности, все было относительно нормально с мигрантами до последних лет.

Есть, впрочем, и другая сторона медали: значительная часть, если не большинство мигрантов — это не беженцы от войны, это экономические мигранты, предполагает Бышок. «Это люди, которые жили в своих странах относительно стабильно, но идея о Европе как о „Рае на земле“, которая распространена и в России среди достаточно образованных и обеспеченных людей, сформировала завышенное представление о Европе. А в Африке или на Ближнем Востоке это представление еще более искажено, поэтому они и тянутся к странам Евросоюза», — говорит эксперт.

«Лестница в небеса»: маршруты нелегальной миграции

Основной поток мигрантов приходится на границу Венгрии и Сербии. За ответом на вопрос, почему нелегалы не пытаются добраться до Германии или Англии через Болгарию, Румынию или Хорватию, которые являются членами Евросоюза, «Ридус» обратился к члену «Ассоциации независимых журналистов в борьбе за мир» и активисту Сербской радикальной партии Миодрагу Миликичу.

«По словам многих беженцев, они выбрали Сербию потому, что в Сербии нет брутального поведения полиции в отношении беженцев, как например в Болгарии, Румынии и Хорватии, — отмечает эксперт. — Таким образом, Сербия стала единственной европейской страной, которая начала принимать и помогать беженцам».

Сербский премьер-министр Александар Вучич рассказал для СМИ, что Сербия будет демонстрировать «более европейское поведение в отношении беженцев, чем в самом Евросоюзе». Многие аналитики такой поступок Вучича видят, как уступку Евросоюзу потому, что Сербия является кандидатом для членства в ЕС.

На хорватском информационном портале dnevno.hr возник вопрос, почему эти беженцы не уехали в соседние богатые мусульманские страны, и почему они направляются только в Европу. «По одной из версий балканских СМИ, у этих богатых арабских стран не хватает места для такого количества людей, и поэтому они направились на Европу. По другой версии, сам поток беженцев финансирует Саудовская Аравия, а доказательством является обнаружение большого количества наличных денег у самих беженцев», — отмечает Миликич.

По этой версии, саудовский принц дает от пяти до десяти тысяч евро для каждого, кто поедет в Европу. Это свидетельствует о крупной и хорошо организованной сети беженцев.

Сербия принимает все больше и больше мигрантов на своей территории, заручившись поддержкой белградского «Красного креста», который ежедневно отправляет помощь для беженцев в двух крупнейших лагерях — в Белграде и Каниже. Однако, по словам Миликича, возникает резонный вопрос: как долго небогатая Сербия сможет выдерживать невиданный поток нелегалов, прежде, чем страну настигнет огромная демографическая проблема.

Повальная толерантность «убила» интеграционные процессы

Судя по сообщениям европейской прессы, мигранты, сумевшие осесть в странах Евросоюза, чувствуют себя в приютившей их стране более чем раскованно: вступают в конфликт с коренным населением и властями, требуя улучшения качества их жизни. По мнению многих экспертов, к такому поведению мигрантов привела политика самих стран ЕС. К примеру, совсем недавно Германия, страна с наиболее строгими бюрократическими процедурами получения вида на жительство, ввела упрощенное получение гражданства для беженцев из Ближнего Востока и Северной Африки: рожденные ими дети автоматически становятся гражданами Германии.

При этом мигранты понимают, что реально действующих экстрадиционных механизмов, дающих возможность выдворить нелегала из страны, в Европе фактически нет, говорит Станислав Бышок. Точнее, действуют они на людей, которые туда попадают по визе:

Если мы с вами превысим время нахождения в шенгенской зоне, нас экстрагируют в Россию. А их не экстрадируют. Скорее, нелегал съест свой паспорт по дороге — в какую страну его возвращать, если он вообще без документов? Люди такого авантюрного и криминального склада ума стремятся проникнуть в Европу и получить там соответствующее социальное вспоможение. Люди, с которыми я общался в Кале, английский язык знают на среднем уровне. Это не всегда те беженцы, которые взяли все свои пожитки и бегут от войны, от разрушений. Это люди, которые сознательно выбрали такую лестницу для своего экономического и социального подъема.

По словам собеседника «Ридуса», Евросоюз на полную мощность запустил механизмы, которые фактически сломали исторические интеграционные процессы: если еще 20 лет назад люди из Турции без проблем могли интегрироваться в Германии или Франции, сегодня об адаптации мигрантов можно забыть.

Насаждение властями толерантности среди местных жителей исключило возможность социальной адаптации мигрантов. У них больше нет повода подстраиваться под местное население: власти проповедуют, что все люди одинаковы, все культуры и религии одинаковы…

Это обстоятельство порождает очевидный политический парадокс, на котором стоит отдельно заострить внимание.
«Україна — це Європа»: миграционный кризис как геополитическая угроза
Миграционный кризис, наносящий ощутимый удар по социальной и экономической жизни стран Евросоюза, добавляет очков консервативным политическим силам и «евроскептикам»: очевидно, что столкнувшись со столь значительной проблемой нелегальной миграции, электорат уже не отдаст голосов партии, объявляющей Германию «страной иммиграции» (Deutschland ist Einwanderungsland!)

Существенные укрепления серьезных «евроскептических» сил, как к примеру, Национального фронта во Франции, который если не безоговорочно «влюблен в Россию», то по крайней мере не склонен ее демонизировать, явно не придется по нраву Вашингтону. По словам Станислава Бышка, укрепившиеся «евроскептики» видят Россию как возможного союзника в противостоянии с Америкой. Часть Евросоюза как минимум отменит санкции против России, что даст возможность наладить долгосрочное партнерство. «Штатам совершенно не выгодно иметь континентальный евразийский блок, недружественный или по крайней мере не выполняющий инструкций советников Вашингтона», — утверждает эксперт.

Впрочем, коснется миграционный кризис не только политической арены Евросоюза: совершенная беспомощность европейских государственных структур перед наплывом нелегалов дает четкий сигнал Украине, в которой все меньше граждан верят в какую-либо поддержку со стороны Европы.

«Я смотрел один из украинских каналов, где обсуждалась проблема, которая, может быть, вызовет у нас хохот: будет ли свободный визовый режим для украинцев в Евросоюзе, — вспоминает Станислав Бышок. — Даже при том, что передача называлась „Позитивные перспективы“, украинские эксперты, поддерживающие Майдан и обслуживающие сложившийся проевропейский и антироссийский дискурс, говорили, что нужно еще потерпеть — этого явно не случится в ближайшем времени. Даже они уже не могут поддерживать ожидания безвизового режима».

Несмотря на то, что украинские СМИ не уделяют достаточного внимания проблеме европейской нелегальной миграции, люди пользуются Интернетом, они в курсе ситуации. Впрочем, несостоявшийся вчерашний Майдан в европейских СМИ тоже не прошел: по большому счету, интерес Европы заключается лишь в продвижении реализации Минских договоренностей, а остальные вещи, происходящие на Украине, в гораздо меньшей степени волнуют ЕС.

«Неоднократно звучали идеи, чтобы переправить поток беженцев в том числе на Украину, потому что страна большая — есть территории, которые можно заселять, — продолжает эксперт. — Но даже если представить, что Украина на это согласится, что вполне возможно, если ей пообещают за это еще какие-то дополнительные финансовые блага, проблему это не решит. Ведь мигранты из Северной Африки и Ближнего Востока бегут, скорее, не от войны, а за социальными бонусами. Что им в этом плане может предложить Украина?».

Так или иначе, миграционный кризис, охвативший страны Южной Европы, еще далек от своего переломного момента. Большинство экспертов сходятся во мнении, что уже в ближайшие два года будут неотвратимы столкновения между компактно расселенными мигрантами и местными жителями. Более того, среди различных групп мигрантов также обнажатся внутренние противоречия, что может привести к абсолютно непредсказуемым результатам. А на сегодняшний день лидерам Евросоюза остается лишь констатировать, какой беспомощной может оказаться система, выстроенная на тотальном насаждении толерантности населению, и безоговорочном подчинении Большому Брату из Вашингтона.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

rss